Хороший вкус в интерьере,
в мировоззрении,
в жизни.

 
Мастердом » Поэзия » ТО, ЧТО ОСТАЛОСЬ…
на правах рекламы

ТО, ЧТО ОСТАЛОСЬ…

Автор: admin от 21-08-2011, 17:01
 (голосов: 2)
ТО, ЧТО ОСТАЛОСЬ…
Новые стихи

Жадно впитывают росы
Свежесть выплывшего дня.
Я ногой ступаю босой
По небесным простыням,
Я иду по кромке мира,
Равновесие держа –
Промежутками пунктира
Циркового куража.
Я циркач… и купол неба –
Обитания среда.
Для кого-то жизнь нелепа,
Для кого-то смерть – беда,
Только мелочны терзанья
Чувств земных в глазах небес:
Жизнь не выплачешь слезами,
Вознося перстами крест.
Роковое покаянье
Троеперстия на лик,
Лучезарных всплесков ранних,
Озаривших первый миг –
Миг мгновения распада,
И рождения любви,
Где ни чаяно, нежданно
Исчезают наши дни.
Терпкость терена не колет,
И шипы его не жгут –
В чистом сердце, в чистом поле,
Колосящихся минут:
Свежей корочкой столетий,
Сдобной выпечкой веков,
Расцветают наши дети,
В отраженьях васильков,
Одуванчиков и маков,
В песнопенье добрых пчёл
И никто не будет плакать,
Кто свою судьбу прочёл.
Небеса – что перекрёсток
Ста нетоптаных дорог.
Пыльной далью пахнет воздух
И разлукою порог.
7.1.2007г.

О С Т А Н О В К А

На Земле без измененья –
Круговерть и чехарда:
Годы крошатся в мгновенья,
А мгновения в года.
Весны тонут в листопаде…
Из листвы опавшей – лист,
В свежей зелени наряде,
Смотрит в Мир из-за кулис
Расцветающих театров,
Открывающих сезон
Сценой, что неоднократно
Наполняла глаз слезой,
Вихрем чувств и ощущений
Вездесущности святой,
От безгрешности прощенья
Окружающей средой.
Лицезреем и глумимся.
В безневинности распят
Буратино в жёлтых листьях,
Как Гринпис агитплакат.
Страшных сказок не бывает,
Ибо в сказках правды нет –
Рассуждает обыватель,
Наблюдая, сей сюжет.
Фальшью пафосности речи
Пней замшеловый наряд
В безвременье смерти вечен
Отголосками опят.
И ничто неотвратимо
В траектории судеб…
Вдаль уходит перспектива
Прошлых и грядущих лет.
19.04.2007г.
Д Р У Г У
На пол пути твой замирает шаг,
а звёзды сыпятся на землю, как и прежде
и выполнять желанья не спешат,
кормя сознанье призрачной надеждой.
Твой след заретуширует пурга,
и только пожелтевший фотоснимок
напомнит мне, как память дорога:
от встречи первой до твоих поминок.
Я улыбнусь случайной грусти – пусть
она живёт во мне звездой упавшей,
дарящей жизнь придуманных иллюзий
в прошедшей жизни будущности нашей.
19.06.2007г.
Вишнёвый сад
В медном тазу отражаются звёзды,
сладкая дымка в вишнёвом саду…
В детства Эдем рано я или поздно,
через года попаду.
Это вишнёвое с косточкой чудо
манит, как чувство тепла очага,
путника, странника, жизни приблуду,
коего след заметает пурга.
На огонёк, через тернии мрака,
я пробираюсь, пытаясь найти
стёжку-дорожку, где нет вурдалаков,
подстерегающих на пол пути.
Путая след и неверьем гонимый,
вдруг забредаю в нехоженый лес:
рвут мысли ветки, отхлёстанный ними,
тропку ищу до небес.
Много окольных дорог и скитаньем
пылью клубится людская душа –
только тропинки в сады мирозданья
прячутся в топких садах камыша.
Ветром и шёпотом слов Камышевых,
путает тропки тумана кальян,
ухают выпи и охают совы,
вдоль автострады дрожат тополя.
В долгом пути забываешь, что время
не замечает наш жизненный цикл.
Жизнь – это счастья тяжёлое бремя,
каменные жернова мельницы.
Сей помолот, умножает печали,
и пополняет отсутствие нас:
тех, что бежали куда-то вначале,
путаясь в путах невинных проказ.
Только НАДЕЖДА, что свечки огарок,
ныне в руках – стеариновый путь
нам освещает, и он будет ярок,
если с него никуда не свернуть.
Он и ведёт нас в вишнёвое царство:
скрытых от глаза Эдемовых врат,
через страстей суету и мытарства –
в памяти САД.
2.08.2007г.

То, что осталось…
Вынув из сердца сомненья и боль,
Ветру, отдав всепрощенье и жалость,
Напрочь забыв, как зовётся Любовь –
В пригоршнях держишь всё то, что осталось.
Что же осталось?..
Моря пустоты,
Горы отчаянья и одиночества,
Невыполнимые в жизни мечты,
Страшные сны и смешные пророчества.
Что же ещё просочилось меж рук?..
Вещая память, как бич мироздания,
Эхо печали и вечных разлук –
С отпечатками мук и страдания.
Ноша безумно для рук тяжела,
Хочется выбросить – не получается,
Тянут из прошлого дел удила,
Острыми шпорами в рёбра впиваются.
Потом холодным и жаром хмельным,
От несваренья, душа покрывается.
Время трапезничает людьми:
ТЕМ, ЧТО ОСТАЛОСЬ,
И ТЕМ, ЧТО ОСТАНИТСЯ.
24.06.2007г.

К Тебе
Нечего путаться в собственных мыслях,
Сопли жуя, издеваться над слухом –
Ты, лишь, кусочек непрожитой жизни,
Эхо раскатистое от оплеухи,
Данной тебе за рожденье в награду
Той акушеркой в родильной палате.
Ради чего окружающим тратить
Нервы по жизни, скажи – Бога ради?
Не зажигают, упавшие, звёзды
Наши желания и искушенья.
Рано отпетым быть. Рожденным – поздно.
Времени Ты – жертвоприношенье.
Лучше – молчи, созерцая, как Будда:
Жизни движение, суетность мира,
Жди, в позе лотоса, ты самосуда,
Неотвратимости «майны» и «виры».
Время покажет, и время осудит
Каждого путь в непрерывном стремлении.
Ты – неразбившаяся посуда,
После семейных совместных учений.
Только нельзя, бытие лицезрея,
Остановить маховик мирозданья.
Движется космос, пространство и время,
Люди к дуг дружке, к тебе – я.
23.06.2007г.


на мельнице старой осенний покой:
не сыпятся зерна в гранитное сердце,
подхваченные деревянной рукой,
как взмахом смычка интермеццо.
Заросших ступеней кромешная грусть
Пленяет убогостью семьи мышиных,
И взрывом сирени из подпола куст,
Укрыться спешит от холодных пушинок.
Дыханием ветра дрожат лопастя,
Вернее, лишь то, что от них сохранилось,
И шестерен вздохи иглой шелестят
По шрамах-царапинах диска винила.
Сквозь дымку тумана вдруг слышится стук
Телеги и храп лошадей – это прошлой
истории эхо. Последнее – ВДРУГ…
Стираются призраки и то хорошее,
Что было. Причастностью к древним корням,
врастающей вечности в будущность, верую-
все старые мельницы что-то хранят,
наверное, мудрость и память, наверное.
Твое отражение в пыли времен,
Зорю поднимает рассветного часа.
Наверно из мельниц наш мир сотворён,
Чтоб искра зори никогда не погасла.
6.08.2007г.



Мажорно кончается лето. Осенними
дождями освящена щедрость земли,
и с понедельника по воскресение
последнюю песню поют журавли,
и вместо тумана озябшая патина
утра покрывает ноябрьскую мглу,
и окна в сонливых рыданий царапинах -
стучат колыбельную дня по стеклу.
Осенний скрипач рвет надрывностью музыки
Скрипичные связки и кажется нам,
Что мокрыми разом все стали подгузники
под хор малышей и стенающих мам.
В осеннее зеркало смотрится краешек
Всего бытия - круговерти земной
И летнюю плоть доедают опарыши
Крадущейся смерти грядущей зимой.
Не будем о грустном – ведь серого больше на
Растёртой палитре съедающих дней
Грядущее, мелкою сечкой покрошено,
Чтоб в горле не стало, чтоб было вкусней.
Но что может быть лучше травушки летнего
Рассвета в веснушчатом щебете птиц,
И дымки кисельной в вишнёвых отметинах
На торных дорожках моих небылиц.
Как жаль, что кончается лето!..
8.10.2007г.

дети покаяния

за горами высокими, за морями глубокими –
покатилось солнышко золотым рублём,
далеко далеченько, там, где дождик в локоны,
спутанные ветрами, пьяным ковылём
заплетает запахи, пряные до одури,
сладкие и горькие, мокрые на вкус –
там уснуло солнышко, беззаботным лодырем
красною икоркою, вымазавши ус
витязя былинного со щитом сверкающим
в отраженье месяца – вечной полыньи,
рядом с этим витязем были сотоварищи –
верные воители сказочной Земли.
Над ночною пустошью ветер только тешится,
У коней, оседланных, в гривах заплутал.
Долго едут воины и нельзя им спешится,
Сбросить с тел натруженных вечности металл.
Вот и утро просится из ладоней ноченьки
Показаться на люди ясною зарёй…
Только нету солнышка – словно напророчили
Злые предсказатели миру геморрой.
Горемычно охает сыч в болотах гатистых,
Выпь недобрым хохотом бередит туман…
Что же вы наделали столько много гадости
Прошлые столетия!? Как ответить нам?
Тропы так запутаны. На пересечении
Всех судеб истории камешек стоит –
Это опыт прошлого к нашему прочтению
Приготовлен временем из надгробных плит.
Именами, датами, просьбами, молитвами,
Самоистязанием в каменных речах,
Мы навеки связаны и навечно сшитые
С древними истоками, кровью на мечах.
Красною зарницею отольём мы солнышко,
В куполах сверкающих золотится звон,
И, устало, витязи упадут на донышко
Брошенной «журавушки» в покаянья сон.
15.10.2007г.

забыты обиды и боль прощена,
и зёрна бросает рука в покаяние,
и дрогнут колени, и рухнет стена
меж прошлым и будущим, как расстояние
делящее время на зло и добро
под знаком, хоть зыбкого, но равновесия,
где кружится в шулерских пальцах зеро,
как в танце отчаянья ноги Маресьева.
В безумстве культурный смещается пласт,
Растут континенты, в моря погружаются,
И то ли Всевышний решает за нас,
А, может быть, в нём лики нас отражаются.
Отверженцы мы! Мы изгои времён
Не приняты в будущность, прошлым побрезговав,
Стоим на развилке забытых имён,
Какими когда-то до одури грезили.
Нельзя быть отшельником, если судьба
Связала все ниточки в узел нервущийся
И дёргает нас Карабас-Барабас,
В театре времён на подмостках грядущего.
13.07.2008г.

Колокольчик динь-динь-динь…
В упряжи коней булатных,
Мчится…
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий